Память и маки
42
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Память и маки > Дискуссии (время и автор последних комментариев у дискуссий, в которых Вы принимали участие)


Показать дискуссии: мои / друзей / все вместе
кратко / подробно
пятница, 16 февраля 2018 г.
Кофейная книга 14 февраля 2018 г. 19:43:45

14-е февраля.

Утро. Метро. Люди. Сверток с букетом. Смотрю мельком, отмечаю, как и черную шапку соседа, и пальто во-он той дамы. "...Осторожно, двери..." Выхожу, мигом на эскалатор, пока весь остальной вагон не вышел. Навстречу, вниз к поездам проплывает картонный сверток с букетом... Шаги по асфальту...
еще...
Утро. Метро. Люди. Сверток с букетом. Смотрю мельком, отмечаю, как и черную шапку соседа, и пальто во-он той дамы.
"...Осторожно, двери..." Выхожу, мигом на эскалатор, пока весь остальной вагон не вышел. Навстречу, вниз к поездам проплывает картонный сверток с букетом...
Шаги по асфальту и отполированному льду. Взгляд - скачет кузнечиком, летает ласточкой. Букет под ворохом пакетов. Серые спины, рожки троллейбуса. Букетик в картонке. Огни новоэтажки на темно-синем атласе ночного неба. Большой сверток-букет. Нетерпеливые сигналы, красное око светофора. Вытянутый пакет, еще больше прошлого...
На остановке уже-обратно-домой доходит: 14-е февраля, точно же *со всеми глубинными маркетинговыми течениями по умолчанию*! На остановке топчется около пяти человек обоих полов с разномастными светкобукетами в руках. И диалог в голове, пока подъезжает нужный автобус:
"- ...Зачем, ты же знаешь, что я не люблю букеты! Подарил бы лучше, ну не знаю... кактус!
- В таком случае, - протягивает маленький горшочек с колючим цветком, - это тебе..."
07:23:18 Эме
Ой да. Этот же праздник. Никогда не поздравляю в те дни, когда это полагается делать. Что-то отключается в голове - совершено. Напрочь. Если бы я был на работе (но я нет, из-за семейных обстоятельств) - то много бы заработал накануне и в этот день. Но мне совсем не до того. Что называется...
еще...
Ой да. Этот же праздник. Никогда не поздравляю в те дни, когда это полагается делать. Что-то отключается в голове - совершено. Напрочь. Если бы я был на работе (но я нет, из-за семейных обстоятельств) - то много бы заработал накануне и в этот день. Но мне совсем не до того. Что называется "внешнее выражение внутренней любви". Что-то в этом есть позёрское. Не знаю. не нравится мне, когда так. А ты что думаешь?
18:15:22 Кофейная книга
Перед глазами памяти - приплясывающий от холода мужичок с букетом, которому нужен автобус до конечной, а его все-нет-и-нет. Острое сочувствие и негодование к кому-то мифическому, кто бы из-за не-букета гарантированно бы закатил истерику. *рокотание, презрительный фыр* Про 14-е вроде помнила, а...
еще...
Перед глазами памяти - приплясывающий от холода мужичок с букетом, которому нужен автобус до конечной, а его все-нет-и-нет. Острое сочувствие и негодование к кому-то мифическому, кто бы из-за не-букета гарантированно бы закатил истерику. *рокотание, презрительный фыр* Про 14-е вроде помнила, а вроде и нет, осознавая число, не впиливать до конца...
пятница, 26 января 2018 г.
Эме 25 января 2018 г. 19:36:51

Сверчки

Вчера где-то в моей груди поселилась стая сверчков, и теперь они стрекочут и тикают тихонько, поют мне свои песни о старых деревянных домах и грушах «Дюшес» - в противовес метро, которое крушит височные кости древним и диким, яростным ритмом. Гранитные стены резонируют, гулко гудят, мне слепит...
еще...
Вчера где-то в моей груди поселилась стая сверчков, и теперь они стрекочут и тикают тихонько, поют мне свои песни о старых деревянных домах и грушах «Дюшес» - в противовес метро, которое крушит височные кости древним и диким, яростным ритмом. Гранитные стены резонируют, гулко гудят, мне слепит глаза глянцевый свет, и я невольно закрываю грудь руками, успокаивая своих сверчков. Вчера в метро на Октябрьской какая-то кликуша предрекала конец света, тотальные отключения электричества и вымирание крупных городов; я раздумывал об этом, мерно покачиваясь в вагоне до станции Prospect Mirror ©, и не могу сказать, что эти мысли мне не нравились. Лес, властвующий на пустынных улицах столицы, и не_мой город, действительно ставший Дном, полный болот и мхов, клюквы и брусники, со стаями птиц на мёртвых проводах, с привкусом хвои и смолы. Я люблю лес, а тебе нравится метро и электричество; но от тебя пахнет эвкалиптовым маслом, а на высоком воротничке твоей матово-белой рубашки обитает юркая острокрылая ласточка. И когда мы вместе поедаем голубику из круглой фарфоровой мисочки с forget-me-not на боку, я тайком думаю, что мы оба дети Леса, - только я родной, а ты приёмный (но от этого не менее любимый). Мои ночи вечно напоминают мне заброшенное кладбище - холод и густой аромат срезанных, замерших в долгом посмертии роз. Начинается новая ночь, и я пью чай, обнимая кружку сразу двумя руками, чтобы согреть их. Я перебираю чётки вчерашнего дня, я слушаю своих сверчков и читаю про кукушат из Мидвича; очень хочется, чтобы в углу стояла старая, ржавая, косолапая печка-буржуйка с кривой трубой, где потрескивали бы дрова, неспешно поедаемые каким-нибудь домашним демоном вроде Кальцифера... но увы, увы. Есть только трубчатый обогреватель, от которого иногда пахнет жареными тараканами. Однажды я сжёг на нём свой полосатый свитер, который положил посушиться после долгой прогулки под декабрьским дождём... и тогда ты отдал мне взамен свой свитер. Бриллиантово-зелёны­й, словно те самые советские пузырьки с крышечками, которые хрен отковырнёшь. Вечно туго завинченные... напоминают тебя. Я и сейчас сижу в этом свитере и глажу его, он живой и потрескивает, пуская крохотные искорки от прикосновения. Несмотря на усталость после суток практически без сна, после поездов и переездов, мне всё-таки на редкость хорошо. Получил свою дозу зимы внутривенно, обзавёлся сверчками... счастье!
А всем, кто ложится спать - спокойного сна.
показать предыдущие комментарии (1)
19:48:59 Кофейная книга
*просто тихо мурчу, боясь словами нарушить-спугнуть уютное равновесие*
19:52:10 Эме
Mar Rri, вот кто бы говорил... розы и зима, вот что поистине прекрасно. А я так, сижу.. примус починяю... * Кофейная книга, вот и мурлыканья мне на работе не хватает тоже. Жаль, что крысы не мурлычут (у нас тут крысюк есть ручной).
19:55:01 Кофейная книга
*они не мурлычут, верно, но шуршаще-посвирикива­ют, особенно когда рады, хоть и радуются молчаливо на наш слух*
20:44:01 Mar Rri
*улыбнулась в высокий воротничок бирюзово-морского свитера* ... а ещё прекрасны следы кошачьих лап на одинокой заснеженной полянке перед подъездом, дрозды с нежно-оранжевыми грудками, объедающие крупную звенящую от мороза рябину, узоры серой кирпичной кладки и низкое небо, клубящееся крупными...
еще...
*улыбнулась в высокий воротничок бирюзово-морского свитера* ... а ещё прекрасны следы кошачьих лап на одинокой заснеженной полянке перед подъездом, дрозды с нежно-оранжевыми грудками, объедающие крупную звенящую от мороза рябину, узоры серой кирпичной кладки и низкое небо, клубящееся крупными хлопьями снега.
среда, 17 января 2018 г.
Эме 16 ноября 2014 г. 21:16:47

Пока никто не смотрит

"Когда повешенного сняли с виселицы, его глаза всё ещё были открыты. Палач поспешно закрыл их. Окружающие это, однако, заметили, и потупились от стыда. Виселица же в эту минуту воображала себя деревом, а так как никто не поднял глаз, невозможно с точностью узнать, не была ли она им в...
еще...
"Когда повешенного сняли с виселицы, его глаза всё ещё были открыты. Палач поспешно закрыл их. Окружающие это, однако, заметили, и потупились от стыда. Виселица же в эту минуту воображала себя деревом, а так как никто не поднял глаз, невозможно с точностью узнать, не была ли она им в действительности". © Анхель

Моё имя – Эме, что на одном давным-давно забытом языке означает «познающий Истину».
wallflower; хомса Тофт; ловец снов; норный зверёк; любитель страшных сказок; дитя Дома
Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён.


­­
07:38:13 Гость
Страшно обессмыслиться. Я пишу — ведьмы знают, ведают, что творят. Белая бессмыслица — чёрный шум выйдет на охоту из ноября. Пальцам изломаться, изранить стынь, а сердцам — разбиться и биться в такт. Пустоши — пустынней иных пустынь — говорят: «Не так», говорят: «Тик-так». Страшно обеззвучиться. Я...
еще...
Страшно обессмыслиться. Я пишу — ведьмы знают, ведают, что творят.
Белая бессмыслица — чёрный шум выйдет на охоту из ноября.
Пальцам изломаться, изранить стынь, а сердцам — разбиться и биться в такт.
Пустоши — пустынней иных пустынь — говорят: «Не так», говорят: «Тик-так».

Страшно обеззвучиться. Я пою — розы прорастают меня насквозь.
НАсквозь виден юнга-июнь, он юн, выплетает косы — всё вкривь да вкось.
Мальчик апельсиновый, извини, лоскутками ласку тебе соткут.
Странно, поло, полно — зенит звенит. Морра морем поит свою тоску.

Страшно обесцветиться — я горю горицветом, громом, сошедшим с гор.
По Эшера Лестнице — к янтарю, к алтарю Алтайских — без горьких горь,
пролетать пролёты, упавши вверх, рассыпаться — лёд леденцов "Ландрин",
Оку океана, разрыв-траве наиграть мелодии окарин.

Кажется, мой страх потерпел провал, воздух терпок, густ — жар живых Жар-птиц.
Зацветают крокусы, взрыв-трава — ключ к усталой стали чужих ключиц.
Ветивером, верящим трём ветрам, обратиться донный, ладонный пульс...
Я молчу. Настала пора — пора. Я сжимаю пальцы и... не боюсь.

Спасибо вам. За воробьиные песни и венок из одуванчиков. Будьте. Летайте. Берегите своё удивительное, птичье-волчье сердце.

*неуклюжий росчерк рябиновым соком*
Вэнди
17:52:36 Эме
Как удивительно красиво... этот голос из ниоткуда, словно собственная память, отсечённая когда-то и ожившая вдруг в морозном январе от пролитой в снег рябиновой крови, обретшая форму и тело. Я знаю и не знаю, кто ты, странница, мне нужно и не нужно думать об этом. Пусть и дальше эта туманная радуга...
еще...
Как удивительно красиво... этот голос из ниоткуда, словно собственная память, отсечённая когда-то и ожившая вдруг в морозном январе от пролитой в снег рябиновой крови, обретшая форму и тело. Я знаю и не знаю, кто ты, странница, мне нужно и не нужно думать об этом. Пусть и дальше эта туманная радуга строк будет мерцать над моим миром...

­­
21:27:17 Гость
Я бы не написала ни буквы, ни руны, потому что, когда Немая Нимуэ оживает в тебе дважды, слова - едва ли слова... но внутри слишком хрустко, ледово и так легко... Это мыслечувство похоже на хрупкую фибулу фимбулвинтер, что спрятана под сердцем. *молчит-поёт* К нам, одинокие, грустные, К нам, в...
еще...
Я бы не написала ни буквы, ни руны, потому что, когда Немая Нимуэ оживает в тебе дважды, слова - едва ли слова... но внутри слишком хрустко, ледово и так легко... Это мыслечувство похоже на хрупкую фибулу фимбулвинтер, что спрятана под сердцем.

*молчит-поёт*

К нам, одинокие, грустные,
К нам, в темноте заплутавшие,
Белые, серые, русые,
В зимнюю стужу озябшие!
Бей, барабан, веселей!
Всех наш костер обогреет,
Грусть и тревогу развеет.
Бей, барабан, веселей!

Я ведь тоже знаю вас и не знаю, а маки светят-горят...
воскресенье, 12 ноября 2017 г.
Эме 12 ноября 2017 г. 16:28:58

Возвращение блудного Эме

Сегодня на очередной ночной смене решил возродить старую добрую традицию записывать свои мысли, чувства и сны в сетевой дневник. Это хранилище куда надёжнее толстого и расхристанного блокнота, весьма неряшливо исписанного рецептами, списками дел и черновиками каких-то несуразных историй (ну вот...
еще...
Сегодня на очередной ночной смене решил возродить старую добрую традицию записывать свои мысли, чувства и сны в сетевой дневник. Это хранилище куда надёжнее толстого и расхристанного блокнота, весьма неряшливо исписанного рецептами, списками дел и черновиками каких-то несуразных историй (ну вот, например, про девочку, которая крала в цветочных магазинах розы и хоронила их у церковной ограды, или про осенний сквер и старые качели, и про памятник Камозину, и про красные астры). На обложке этого блокнота цветут незабудки, что как бы символизирует, и практически весь прошлый год я писал там кривым почерком пьяного терапевта, все потому что стремление творить накатывало на меня спонтанно и во всяких неподходящих местах. В "Ласточке", со спящей мне в ухо толстой тетечкой в соседнем кресле; в очереди в поликлинике; в перекур на прошлой работе в колл-центре; в лицейской столовке, в конце концов. Но в записях, которые делались на любом свободном листе блокнота, теперь разум сломать легче, чем проспать первую пару в понедельник... А здесь, в облачном ночлеге, они аккуратно разложены по полочкам рядками, словно консервы, бери требуемую, открывай и лакомись. Вот кстати о консервах, крайнее время только ими и питаюсь, особенно скумбрией. С чаем и черным хлебом вприкуску, самое то. Интересно вот только, как скоро от такого сугубо рыбного рациона я примусь фосфоресцировать?..­ Встречайте, ужас сормовских торфяных болот - чиффа Баскервилей, блеать! Хотя вот в разрезе быта в общежитии, это полезный скилл - поскольку освещение в коридоре цербер баба Люба отрубает ровно в 23-00 "Шоб не шлялися" (с), и в туалет приходится пробираться наощупь, подсвечивая полночный путь планшетом. Хотя ночую в общежитии я теперь крайне редко, два через два, в шахматном порядке, так сказать. А отсыпаюсь после пар, в районе обеда у всех нормальных городских добровольно-принуди­тельных жаворонков.
Дневные сны - нечто невероятное. Просыпаюсь всякий раз с искренним и очень сильным сожалением. Раньше я редко что видел, а теперь целые связные серии смотрю. И я даже знаю, от кого это подхватил... видимо, ты всегда был прав, а я зря боялся, зря столь отчаянно цеплялся за косяки дверей обратно в привычное, человеческое и простое. Моя манера писать сейчас слегка хроменькая - после тех многочисленных летних переломов, когда меня неумолимо перемалывало на безмолвную мясокостную муку, но я усердно наклеивал улыбку и шёл на угол за сигаретами, потому что не мог иначе. Но я намерен наверстать и все исправить. И меня вдохновляешь и ты, каждым своим вдохом, даже тем, как задумчиво ешь кексы с изюмом на вокзале, или куришь у приоткрытого окна, ловя удовольствие от самого существования здесь и сейчас, и моя теплая дружища Аня, усердно и старательно идущая к исполнению своих желаний, и не теряющая веры в себя...
Но на сегодня пора заканчивать записи и готовить новый салат, рецепт которого я (естественно!) записал в свой блокнот с незабудками. Посмотрим, что выйдет. И в плане салата, и в плане всего.
18:09:36 diokhan
если начнешь фосфоресцировать вдруг все же на постоянной основе, то, ну, выдели мне локон волос, что ли. )) и это herzlich willkommen zuruck, как говорится.
18:21:07 Эме
Выделю, вот вообще не вопрос. Всё равно я втайне строю коварные планы обкарнаться к декабрю под каре, но только тссс :3 а какое применение придумано для сего артефакта?
18:35:13 diokhan
*шепотом* я еще не выловил из пространства зачем (оно коварно хихикает и выдает что-то в духе "нннуу, ннннада!"), но это пропустить нельзя ну, вот, никак и ни в коем случае. выцеплю - сообщу мгновенно! )
пятница, 10 ноября 2017 г.
Эме 10 ноября 2017 г. 20:05:12

Mon amie la Rose?

Мои ноябрьские ночи, словно чёрный бархат наряда принца Датского, насквозь пропитались густым и приторным ароматом роз. Перелистывая конспекты и потирая покрасневшие веки кончиками пальцев, я тону в этом бескрайнем рубиновом море, где редкими островками из мела и ракушечника мелькают млечно-белые...
еще...
Мои ноябрьские ночи, словно чёрный бархат наряда принца Датского, насквозь пропитались густым и приторным ароматом роз. Перелистывая конспекты и потирая покрасневшие веки кончиками пальцев, я тону в этом бескрайнем рубиновом море, где редкими островками из мела и ракушечника мелькают млечно-белые хризантемы. Мне мерещится кровь, которая заливает плиточный пол выше щиколоток, и тогда я выхожу наружу, в металлический мороз – давить каблуками хрусткую корочку льда в лужах, жадно всматриваться в немногие неспящие окна, и дышать так глубоко, что кружится голова. На ней, всё так же вихрасто-растрёпанн­ой, вот уже почти два месяца как возлежит корона из роз – маленький принц цветочного магазинчика, я обитаю здесь от заката до рассвета. Встречаю покупателей, пью чай и готовлюсь к сессии, сидя спиной к обогревателю в своём «живом уголке» за фанерной перегородкой – а в остальном помещении стоит застывшая, словно желе холодца, неподвижная прохлада. Мигрень и исцарапанные пальцы – мои постоянные спутники в эту осень. Я скучаю по столице и тёмно-серым глазам, я скучаю по Петербургу и тёплой комнатке, где угощают самым вкусным в мире жасминовым чаем; я почти ничего не трачу, чтобы вновь вернуться туда, где меня ждут. А сквозь меня растут розы.

21:22:56 Mar Rri
On est bien peu de choses Et mon amie la rose me l'a dit ce matin ~ *тихо вздохнула, обнимая себя за локти и едва заметно улыбаясь*
Пожалуйста, получите VIP-статус и посмотрите еще 51 дискуссию.


Память и маки > Дискуссии (время и автор последних комментариев у дискуссий, в которых Вы принимали участие)

читай на форуме:
Хелп Хеллоу!
пройди тесты:
Закат не существующей страны...
лох ты или нет)))
тест про шк 6
читай в дневниках:
Мне нужен ты))

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх